February 4th, 2011

чурленис

о высоком...

Когда случается какое-то "знаковое" (изв. за жаргон) событие, и все, наперебой, начинают что-то обсуждать, прекрасно формулируется собственная точка зрения в окончательном виде, как ни странно. Такое случается, например, когда массы вспоминают какого-то поэта, в связи с датой, скажем. Думаю, многим бросилось в глаза однообразие коллективной подборки памяти Ахмадулиной... Но я о другом. Прочитав сегодня стихотворение Бродского, я поняла, почему я никогда не могла выбрать какое-нибудь сама, даже, когда очень хотелось. Дело, наверное, в том, что в большинстве его известных стихотворений, одну из строф ему диктовали свыше, а остальное дописывал человек. И всегда видно, что свыше, а что людское, и швы не состыкованы.

***
За пару дней прослушала три научных презентации и два фортепианных концерта Бетховена. Концерт был вчера. Это было нечто совершенно удивительное. И мы сидели на совершенно удивительных местах, очень близко к оркестру, чуть сзади и сбоку. С этих мест, было видно каждое движение дирижера, каждый мелкий жест, будь то рукой или уголком брови... Музыка захватывала и уносила. Я впервые по настоящему поняла, почему симфония называется симфонией.

А еще один инсайт - для нашего городского оркестра пишут очень захватывающие программки, их очень интересно читать. А для этого оркестра, который видимо на голову выше, программки пишут совершенно заунывные. Потому, что к нам пытаются заманить репертуаром, а туда люди идут и едут сами, за музыкой. В будний день вечером, три четверти зала были заполнены благодарными слушателями.