December 15th, 2009

чурленис

Из полоумных мыслей...

Сегодня всплыли в голове строчки Лермонтова о Москве. И я в первый раз удивилась, как много поэтов посвящали стихи городам. Стало быть, города вызывали у них яркие и сильные чувства, и, главное, специфические. Удивилась, а потом, вспомнила, что у меня с географическими местами тоже отношения сложные складываются. Например, душевный и теплый Днепропетровск я так и не полюбила, хотя относилась к нему очень по дружески. Родной город люблю нежно, но как-то отдельно от людей :) Москва мне видится немного больной на голову, хотя общение с ней всегда обогащает. Деревня Гадюкино номер один, т.е. Пущино, была признана своей всеми фибрами души, после первых шагов в сторону от автобусной станции. Рамат Ган казался плоским и обезличенным, у Тель Авива лицо было, а у Иерусалима был лик. Вот, кстати, у Питера - тоже лик. Из Ульяновска всегда хотелось сбежать, в нем не хватало воздуха. Кишенев в детстве очень понравился, не помню чем. Еще запомнилась Астрахань. Но люблю, из российских городов Орел и Гадюкино :) Единственная ностальгия моей жизни была, когда я уехала из Орла.

Т.е. помимо люблю-не люблю, здесь есть и твое-не твое место, которое определяется пятой точкой и седьмым чувством. Особенно, иррациональность этого определения чувствуется в Штатах, где меня с местами ничего, кроме этого чувства не связывает. Деревня Гадюкино номер два, или State College PA - душевное место, почти люблю. И очень рада, что это было мое первое пристанище в Штатах. Многим повезло меньше. Но из него надо обязательно выбираться раз в месяц. Впрочем, это свойство всех деревень Гадюкино, в них приятно возвращаться. Нью Йорк меня завораживает, но он такой разный. Жить в нем, имхо, нельзя, а рядом - запросто.

Сейчас живу в своем месте. Уже поняла, это место-магнит, из него трудно уезжать, хотя внутри него магнитное поле не ощущается, как будто, ты свободен идти на все четыре стороны. Как будто...