April 5th, 2008

клоун

алгеброй не поверишь

Вчера кто то опрашивал, что больше нравится, мол, проза или поэзия. А я подумала, что в стихах плотность информации в несколько раз выше ( впрочем, в живописи и музыке, наверное, еще выше) . Но... использование этой информации затруднено.
Языком образов, зачастую, можно выразить вещи, которые человек не скажет вслух прозой и под угрозой расстрела. Но и под суд за эти образы не отдашь. Помните, как в "Приключениях принца Флоризеля" при виде очень абстрактного портрета Клетчатого, его подельники впадали в панику.
Так, под т.н. социалистическим реализмом понимались не просто реалистические вещи, а произведения максимально лишенные образного подтекста. К счастью, минимально одаренный человек уже неспособен к истинно реалистическому творчеству. Иногда мне жаль тот язык метафор, в который сплетались непрожитые переживания юности и позднего периода. Мои детские дневники были полны им, хотя никакой взгляд общества им не грозил и не грозит. Это странно, что в разное время мы говорим, как бы, на разных языках. До сих пор, боязно, кстати, переключаться на образный язык. Осталось опасение взаимного влияния слов на состояние, мыслей на слова, дела и чувства. Иногда делаешь шаги по направлению к краю, но всегда помнишь - там пропасть, там можно пропасть. Можно выдумать сказку, но в сказку можно и поверить, ненароком.
купчиха

остренькие синенькие

Этот рецепт спрашивают все любители острого, которые у меня его пробовали. Он, в общем то, бесхитростен:
Баклажаны нарезаются толстенькими кольцами и очень обильно обмазываются солью с обоих сторон. И забываются в таком виде на несколько часов (до 12), накрытые тарелкой. Жидкость, ими выделяемая, подлежит периодическому сливанию. Поэтому, баклажаны лучше в глубокую миску.
После отстоя, баклажаны обжариваются с тех же сторон в большом количестве растительного масла на среднем жару.
Пока первая порция жарится, смешиваем приличное количество уксуса с тертым или рубленым чесноком и порезанным красным жгучим перцем. Перец я чаще забываю купить свежий, поэтому сушеный тоже идет в дело, но стручковый. Сушеный просто крошу. Должна получиться такая каша из уксуса, чеснока и перца. Когда кружочки хорошо зарумянятся, в моем случае это означает, хорошо, что не подгорят, их бросают в эту кашицу. После того, как очередная порция баклажанов займет свое место на сковородке, кружочки из кашици складывают слоями в банку или миску (химически стойкую, пластик или стекло), пересыпая слои кашицей. Как правило, самой кашици в конце почти не остается, если остается, то я заливаю ее остатками баклажаны. Кружочки можно утрамбовывать и хранить как консервы на зиму. Количество уксуса и чеснока делает бессмысленными процедуры по стерилизации тары, не портятся. А можно через несколько часов уже есть, запивая чем бог подал - говорят, особенно хороша водка :)
Запаха чеснока нет. Вкус очень острый, но не только.
Я иногда ем и как бутерброды, хлеб, а сверху баклажан.
Исходный рецепт, хотя я с ним и не знакома, принадлежит Нине из Макеевки :)